Новости  Одесские дела  Знаменитые одесситы  Какие мы евреи...  Галерея  Ссылки 

Вход для пользователей

Популярные фото


старая Одесса

Автор: Андрей Валерьевич Прядко
Дата снимка: 00.10.2009
Комментарии

Моя Дианочка после окончания Junior High, выпускной вечер

Автор: одесситка
Дата снимка: 25.06.2004
Комментарии

ЛЕГЕНДЫ РАССВЕТА

Автор: Андрей Валерьевич Прядко
Дата снимка: 17.07.2009
Комментарии

Что Одесса подарила Российской империи на Новый год и Рождество?

Вот и дожили: двести тринадцатый раз Одесса готовится к встрече Нового года. Конечно, это не столь много в сравнении с Киевом или, к примеру, со Львовом. Но даже и за такой короткий срок одесситы успели многое. Например, опрометчиво прогнали из города турок, чтобы ездить к ним теперь в Стамбул по визе, попутно переименовав Хаджибей в Одессу. Правда, никто до сих пор не борется за возвращение городу его исконного названия. Даже неугомонная мэрия с её страстью к переименованиям и борьбе с памятниками...
Кстати, почему бы в наше время судьбоносных решений и беспрестанного реформаторства не попробовать Новый год превратить во всеобщее традиционно-массовое шествие на манер ушедших в историю Первомаев и Октябрей? Сделать его демонстративной альтернативой тому подозрительному празднику, когда все запираются по своим квартирам и усиленно делают вид, будто едят, пьют и смотрят телевизор.
Итак, представляете? Половина двенадцатого ночи. Светит луна. Мимо центральной ёлки Одессы, на ветвях которой удобно разместилось городское начальство, проходят колонны демонстрантов. В руках у них начатые бутылки с шампанским, портреты Деда Мороза и лозунги на злобу этой ночи: «С Новым годом!», «Встретим 2007 в срок!», «Дед Мороз и Санта Клаус, будем строить общий хаус!». С ёлки несутся призывы и тосты. Праздничные колонны наполняют улицы и бокалы...
Но это всё наше настоящее с некоторыми элементами будущего. А что же говорит нам по этому поводу История и её важная составная часть - история любимой Одессы?

Недавно уважаемый «коллега по цеху» Игорь Усачёв произвел собственное расследование истории новогодних гуляний в Южной Пальмире. Результаты оказались очень и очень занимательными. В частности, вот как описывает самую первую ёлку в Одессе на Рождество 1814 года (кстати, за пять лет до официально признанной первой в России ёлки в Санкт-Петербурге) А. Дерибас в книге «Старая Одесса» (1913г.): «...Экипаж за экипажем, четвёрками, с форейторами, с факелами, с лакеями сзади подкатывают к роскошно иллюминированному сальными плошками и масляными лампами подъезду дома Потоцкой, в котором, по поручению государя Александра I , было устроено помещение для княгини Нарышкиной и её дочери Софьи.
Дом этот на Софиевской улице, перешедший к Юрьевичам, а от них к Маразли, принадлежит ныне городу. В его роскошных и изящных залах устроен городской музей изящных искусств. А в былые дни на его оливковых и палисандровых паркетах легко ходили напудренные старики и молодёжь, а в зимние вечера скользили атласные башмачки танцующих дам.
...Княгиня Мария Антоновна Нарышкина прибыла в Одессу ради здоровья своей дочери Софии. Метресса Александра I, Нарышкина была встречена в Одессе герцогом Ришелье с царственными почестями. Государь часто писал Ришелье, осведомляясь о княгине и беспокоясь о здоровье маленькой Софии.
Хорошенькая София - ей было тогда всего шесть лет, окружённая нянями и гувернантками, была в этот день героиней праздника. Ради неё и её маленьких подруг - одесситок, княгиня устроила на первый день Рождества парадный вечер с ёлкой.
Это была первая ёлка в Одессе. Зелёная, неувядающая ель была привезена в Одессу из Умани как подарок графа Потоцкого молодой Нарышкиной. До того времени пустынные, лишённые растительности берега Чёрного моря не знали вовсе хвойных деревьев и праздник Рождества проводился без ёлки.
Высокая, стройная, широко-ветвистая ель блистала в парадной зале верхнего этажа дома Нарышкиной тысячью огней на восковых разноцветных свечах и была вся усеяна украшениями и подарками. Не одни дети - все прибывшие гости, наряженные в роскошные туалеты, любовались дивным, невиданным в Одессе деревом и радовались его зелёной красоте. Среди гостей - аббат Лабсан, воспитатель герцога Ришелье, сопровождавший его в послесвадебном путешествии. В среде молодёжи граф Шарль де Сен При, первый председатель Одесского коммерческого суда, граф де Венансон, красавец Перовский, побочный сын Разумовского, князь Пётр Михайлович Долгорукий, брат знаменитого кутилы Михаила Михайловича, женатого на дочери адмирала де Рибаса.
Вот д'Олонн, женатый на Мордвиновой, вот граф Ланжерон, друг и впоследствии заместитель Ришелье по управлению Одессой; вот англичан генерал Кобле, комендант города; рядом с ним бывший первый плац-майор Одессы ещё тогда, когда она называлась Хаджибеем - Феликс де Рибас, брат адмирала. Он здесь. На балу, в своём расшитом золотом мундире, в качестве неаполитанского генерального консула. Тут же и другие консулы: английский - Джемс, французский - Мюр, австрийский - Том.
Особенно блестяще было представлено на вечере Нарышкиной высшее одесско-польское общество. Граф и графиня Ржевуцкие, Потоцкие, Собанские, Пржездецкие, Бржозовские... Роскошные наряды. Причёски от известного одесского куафюра Леонарда, пудра и брильянты.
Среди русских - генерал Милорадович, друг Ришелье граф Разумовский, Давыдов, Раевский, семейство которых было впоследствии столь близко Пушкину и многие другие.
Но вот и сам градоправитель Одессы, стройный и изящный Ришелье, служащий предметом всеобщего внимания. Он присоединяется к свите Нарышкиной. Ёлка зажжена. Камер-лакей открывает двери верхнего зала и дети во главе с маленькой Софии, без всяких правил этикета, гурьбой бросаются к волшебно освещённому дереву. За ними сияющие гости.
Роскошные подарки. Герцог Ришелье преподнёс дочери Нарышкиной золочёную клетку, в которой на зелёном кусте сидела синяя птичка-колибри. Птичка эта, при нажиме пружины, махала крылышками, открывала клюв и пела. Графиня Потоцкая привезла из Умани корзину живых цветов.
Подарок княгини Нарышкиной своей дочери состоял в выписанном из Вены настоящем клавесине. София сейчас же, забыв о других подарках, побежала к чудному инструменту и прошлась своими маленькими пальчиками по его слоновым клавишам.
Были ещё куклы, полишинели, автоматы, роскошный белый кролик, выбивавший своими лапками дробь на тамбурине. Всех подарков и игрушек не перечесть. Заиграл оркестр под управлением Замбони, из только что в этом сезоне образовавшейся в городском театре итальянской оперы. И дамы, и дети. И сановники, и няни протанцевали вокруг ёлки круговую. Затем плясали экосез. Ёлка глядела тысячами огней на радостно настроенных детей. А за окнами зала, на улицах Одессы бушевала вьюга и вихрями летали хлопья снега. Старинного устройства печи нарышкинского дома стучали дверцами. Пылал камин в дубовой столовой, где был роскошно сервирован ужин...».
Обычай дарить подарки
Одесская баронесса Виктория Беркгейм вспоминает: «1837 год. Я уже совсем ясно начинаю припоминать, мне тогда было 5 лет, именно в это время приближение ёлки сильнее врезалось в мою память. Нужно сказать, что примерно за неделю до Рождества и «большой ёлки», как мы её называли в детстве, у в какой-нибудь выбранный день, делалась так называемая «маленькая ёлка» (la petit Noël): тут юные баронессы и маленькие князья дарили друг другу разные безделушки... По окончании нашего детского празднества нас, детей... повели пить чай в детскую.
Как же выглядела тогда героиня праздника - ёлка? «Дети имели каждый свой стол с ёлкой, убранною разными подарками, а когда кончалась раздача подарков родителями, тогда входили в другую залу, где был приготовлен большой, длинный стол, украшенный разными фарфоровыми изящными вещами. Тут разыгрывалась лотерея между всеми, папенька обыкновенно выкрикивал карту, выигравший подходил к нему и получал свой выигрыш - подарок из его рук».
В провинции же ёлки появляются в основном в городах, где проживает много иностранцев. К. Авдеева, автор знаменитой кулинарной книги, в конце 1830-х - начале 1840-х годов жила с семьёй дочери в Дерпте. По её наблюдениям русские, живущие в городе, празднуют Рождество, а отмечают Новый год, ставят ёлку, в основном, в домах немцев: «Ёлку убирают позолоченными орехами, яблоками, конфетами, лентами, развешивают на ней игрушки и прилепливают к ней восковые свечки, иногда разноцветные... В Дерпте всякий год делают ещё ёлку для бедных детей. Многие дамы из дворянских фамилий участвуют в этом празднике, дают деньги, шьют для бедных детей платье, покупают конфеты и игрушки. При раздаче подарков может быть всякий, заплативший за билет. Деньги, собранные за билеты, обращаются в пользу бедных».
Побывав в Одессе, автор мемуаров замечает, что здесь «Новый год празднуют все. Накануне всегда бывает собрание, где перемешаны вместе чиновники, купцы, дворяне и иностранцы. Иногда посещает собрания сам новороссийский генерал-губернатор. Кроме того, собираются в семейном кругу родные и знакомые встретить Новый год вместе. Наступление его приветствуют полными бокалами и ракетами, хлопанье которых слышно почти до самого рассвета».
С этого времени распространяется в России и обычай дарить подарки в Новый год. Малыши обыкновенно получали игрушки, подростки - книги, одежду, серебро, девушки - брильянты. Было принято также дарить букеты, конфеты, альбомы, мебель, драгоценные вещи, шали. Как писали издания того времени, «первый день Нового года есть превосходнейший день для торговли. Жаль для купечества, что день такой только один в году».

В 1843 году в Германии печатается первая рождественская открытка, и вскоре обычай обмениваться поздравительными открытками на Рождество, а в конце XIX века и на Новый год заменяет обязательные визиты к друзьям и родственникам.
Газета «Одесский вестник» в 1844 году опубликовала небольшую заметку, вряд ли, наверное, замеченную «широкой общественностью», и имеющую единственную цель - поздравить жителей города с Новым годом и пожелать им счастия. Названная «Мысли вслух на Новый год», она представляет собой панегирик государю и проникнута духом верноподданничества.
Но в ней содержится и небезынтересное для нас рассуждение о счастье, связанное с новогодними пожеланиями. Каким же оно виделось обывателю середины XIX столетия? «Если судить по-человечески, быть счастливу - значит быть богату, иметь во всём достаток и изобилие, удовлетворять своим желаниям, наслаждаться здоровьем, быть уверенным, что стяжание законной нашей собственности никто отнять не может, наслаждаться жизнию спокойною, светлою, радостною, иметь честное и почетное имя в свете, быть уважаему и почитаему в обществе, с честолюбием сознавать собственное своё достоинство, видеть детей своих умными, образованными, благомыслящими, прекраснейших свойств и правил, видеть в них надежду деятельностию, способностями и качествами души быть полезными Отечеству, себе и своим родителям. Не знаю, может ли человек полагать что-либо ещё «в счастии на сём свете». Как видим, за истекшие более чем полтора столетия в представлении о счастии мало что изменилось...
Во второй половине XIX века новогодний праздник в Одессе обретает знакомые нам черты. Ёлку можно было уже увидеть не только в дворянских, но и в домах мещан и купеческого сословия. Ёлки теперь продаются на рынках года, в частности на Старом базаре. Однако устанавливали ёлку не в канун Нового года, а перед Рождеством. Осмысление нового обычая порождало различные толкования у современников вплоть до начала XX столетия. Одни видели в ёлке языческое порождение и считали, что она должна быть приурочена к святочным детским развлечениям, другие связывали это вечнозелёное дерево с обновлением жизни, поворотом солнца на лето и новым годом, третьи видели в ели «символ неоскудевающей благодати Божией... нравственное возрождение, приносимое нам рождающимся Сыном Божиим».

На иллюстрациях в одесских газетах и журналах журналах конца XIX века можно увидеть нарядную ёлку, стоящую в центре комнаты, но столь привычных для нас новогодних персонажей - Деда Мороза и Снегурочки - под ними нет. Хотя образы эти в то время уже существовали, однако главными героями новогоднего праздника они пока ещё не стали. Снегурочка, во многом благодаря известной пьесе А. Островского и не менее известной опере Н. Римского-Корсакова, связывалась не с Новым годом, а с Масленицей и наступлением весны (характерен подзаголовок оперы - «Весенняя сказка»).
Что касается новогодних праздников в советские времена (казалось бы, не столь далёкие), то здесь борьба за пальму первенства в праздновании первой ёлки разгорелась между Харьковом (канун 1936 года) и Москвой (Колонный зал Дома Союзов, 1937 год). Одесса здесь не упоминается, хотя за приоритет в проведении массовых народных гуляний в новогоднюю ночь и встречи Нового года под открытым небом на Дерибасовской и Думской (с конца 80-х) можно было бы поспорить... Так или иначе, Новый год и Рождество - любимые праздники одесского народа. И это сомнению не подлежит!

Алексей Туманов для Одессы на Гудзоне

5
Рейтинг: 5 (1 голос)

Календарь событий

Новое в блогах

Рейтинг блогов

Рейтинг публикаций

Новые пользователи

Copyright © 2008 Я Одессит
При использовании материалов сайта ссылка на сайт обязательна
Разработка и поддержка — ТвойАдмин
  Одесса на Гудзоне Яндекс цитирования Обменный баннер Всемирного клуба одесситов 88 х 31