Новости  Одесские дела  Знаменитые одесситы  Какие мы евреи...  Галерея  Ссылки 

Вход для пользователей

|

Популярные фото


старая Одесса

Автор: Андрей Валерьевич Прядко
Дата снимка: 00.10.2009
Комментарии

ЛЕГЕНДЫ РАССВЕТА

Автор: Андрей Валерьевич Прядко
Дата снимка: 17.07.2009
Комментарии

назад в прошлое

Автор: Selyna
Комментарии

Юрий Михайлович Стеклов

27 августа 1873 года в Одессе родился Юрий Михайлович Стеклов - талантливый журналист, публицист и историк, первый редактор газеты «Известия». «Нужно сказать, что газетчиками тоже рождаются, как рождаются художниками. Конечно, можно развить в себе - и очень хорошо - известные технические навыки, приемы и пр. Но те неуловимые черты характера, склонности, условия восприятия и т.д., которые создают настоящего журналиста, очевидно, рождаются на свет вместе с человеком...». Так говорил Юрий Михайлович Стеклов в лекции «Редактор и его роль в газете», прочитанной в начале 1924 года студентам Института журналистики. Он был тем самым прирожденным газетчиком, о котором он говорил в своей лекции. Стеклов держал в памяти множество тем, замыслов, проблем, находил для их выражения яркую форму. Передовые статьи он писал сам, никому эту работу не передоверяя.

Юрий Стеклов родился в зажиточной семье мещанина, владеющего домом по улице Гимназической (более известной одесситам как Иностранной коллегии), 13. Учился в III казенной мужской гимназии, размещавшейся  на улице Успенской, 1. С детских лет он окружил себя книгами, читал много, жадно, просиживая за книгой далеко за полночь, страстно любил театр и музыку. Непокорный дух проявился еще в гимназии, преподаватели которой были потрясены его непочтительным отзывом о верноподданнической поэме И.Богдановича «Душенька» (юный критик не пощадил автора даже «за давностью лет» - поэма была написана в 1778 году). Познакомившись с модными революционными идеями,  ещё гимназистом Юра организовал рабочий кружок, состоявший преимущественно из учеников ремесленного училища «Труд». На сходках члены кружка читали «Капитал» К.Маркса и «Манифест Коммунистической партии», о чём быстро прознала полиция и начинающий революционер был исключен «за политическую неблагонадежность» из седьмого класса гимназии. Правда, ему удалось всё-таки окончить её экстерном в 1891 году.   В этом же году Юрий поступил в Киевский университет, но совмещать жизнь революционера с учёбой в вузе было очень трудно. И Стеклов без колебаний сделал выбор в пользу увлекшей его революционной борьбы.

К осени 1893 года в Одессе действовало уже около десяти рабочих кружков, куда, кроме матросов и портовиков, вошли рабочие железнодорожных мастерских, строители, сапожники и солдаты. Стеклов и его товарищи уже мечтали об издании собственной нелегальной газеты, но в среду подпольщиков проник провокатор. Начались повальные аресты и обыски. 27 января 1894 года глава одесских жандармов полковник Пирамидов лично явился арестовать Ю.Стеклова. Окруженный конвоем, как опасный государственный преступник, двадцатилетний юноша был препровожден в одесскую тюрьму. Там его заключили в одиночную камеру. Начались допросы. 17 долгих месяцев просидел он в каменном мешке. Пять шагов к стене с маленьким зарешеченным оконцем, пять шагов от стены к железной двери с глазком - вот и все жизненное пространство.

Только в июне 1895 года было закончено дознание по делу Ю.Стеклова и его товарищей. В обвинительном заключении указывалось, что  Стеклов «организовал несколько революционных кружков с целью подготовления членов таковых к противоправительственной деятельности». Далее подчеркивалось, что он «поставил своей целью ниспровержение в более или менее отдаленном будущем существующего в России государственного строя». Ю.Стеклов был приговорен к 10-летней ссылке в Колымск, в который он добирался свыше двух лет, но так и не добрался.  Счастливый случай помог ему бежать с якутской пересылки и ещё несколько месяцев он на перекладных добирался до Варшавы. А уже вскоре был в Швейцарии, где лично познакомился с В.И.Лениным. В эмиграции участвовал в деятельности «Союза русских социал-демократов за границей», затем примкнул к «искровцам». После 2-го съезда РСДРП (1903) стал  большевиком и верным соратником Ленина. В 1905 году  вернулся в Россию, был снова арестован, но через полгода освобожден. Сотрудничал в большевистских изданиях, оказывал содействие в работе социал-демократической фракции 3-й и 4-й Государственной Думы. В 1910 года  Стеклова в очередной раз арестовали, на этот раз  по приказу самого премьера П.Столыпина, и ему было предложено отправиться на три года в Сибирь или на тот же срок за границу. Выбрав последнее, он до лета 1914 года жил в Париже, преподавал в партийной школе в Лонжюмо, сотрудничал в российской и германской социал-демократической периодической печати, был среди первых авторов родившейся в 1912 году «Правды».

В начале Первой мировой войны, после кратковременного пребывания под арестом в Германии, Стеклов вернулся в Россию. В 1914-16 гг. учился на юридическом факультете Петроградского университета.  Стеклов принял активное участие в Февральской революции 1917 года, был избран членом исполкома Петроградского совета. Он участвовал в составлении воззвания «К народам всего мира», призывавшего к прекращению войны.  А 25 октября Юрий Михайлович по рекомендации Ленина был назначен ЦИК главным редактором «Известий рабочих крестьянских и солдатских депутатов» и подписал памятный первый номер газеты с декретами новой власти «О мире» и «О земле».  Кстати, Ленин высоко ценил знания и публицистический талант Ю.М.Стеклова, на протяжении многих лет следил за его журналистской и научной деятельностью. Достаточно сказать, что в личной библиотеке Владимира Ильича, хранящейся ныне в Кремлевской квартире-музее, насчитывается около 30 работ Стеклова, и на их страницах немало ленинских пометок - следов внимательного чтения.

За крайне малый срок он превратился в, казалось бы, прирожденного газетчика-профессионала,  умелого и искусного редактора, свободно управляющего напряжённой, оперативной деятельностью газеты, легко ориентирующегося в переменчивой обстановке, во внезапно возникающих сложностях и ситуациях политической жизни и редакционной работы. О чём бы ни писал Ю.Стеклов, в его работах всегда очевидно одно замечательное свойство - авторская индивидуальность, оригинальность мысли и слова.

Его становлению помогала и внушительная внешность. Вот портрет Стеклова глазами одного из его будущих соратников по «Известиям»: «Большая комната битком набита народом. Издали вижу человека огромного роста с большой рыжей бородой в штатском костюме европейского покроя...». Дело происходило в октябре 1917 года в Петрограде, в штабе революции - Смольном.

Юрий Михайлович был очень энергичным редактором, творчески фантастически активным. Считал необходимым чуть ли не в каждом номере доносить до читателей свою точку зрения на происходящие в стране события. Его передовицы не нуждались в подписи - они были узнаваемы по стилю. С легкой руки Владимира Маяковского, сотрудничавшего с «Известиями», они стали называться «стекловицами».

Многосторонняя и обширная публицистическая деятельность Стеклова иногда вызывала к себе шутливое, а подчас ироничное отношение. Поэт-имажинист Вадим Шершеневич писал: «Однажды Есенин пришел в театрально-литературное кабаре  «Не рыдай». Там в оживленном лубке пели частушки. Одна из частушек, принадлежавшая популярному поэту-сатирику Адуеву  гласила: «Мы гоним сахар из свекловицы,  а из Стеклова - передовицы».  Есенин радостно осклабился, зааплодировал...». А Владимир Маяковский в стихотворении «Мелкая философия на глубоких местах», написанном в 1925 году, посвятил Стеклову такие строки: «Есть у воды  своя пора:  часы прилива,  часы отлива.  А у Стеклова  вода  не сходила с пера. Несправедливо...».   Конечно, принимать иронию Маяковского всерьез вряд ли стоит. Приведенные строки являются всего лишь поэтическим шаржем. Как бы то ни было, а в «Правде» и в «Известиях» за восемь с половиной лет редакторства он напечатал более полутора тысяч «стекловиц». В истории отечественной журналистики и в памяти современников Ю.М.Стеклова остались его невероятная работоспособность и газетная стремительность.

Юрия Михайловича отличала свойственная большим публицистам свобода в выборе темы, подходе к ней, в использовании средств воздействия на читателя. Заголовки его материалов (часто с эпиграфом), на которые в первую очередь обращали внимание читатели, обычно бывали короткими, по-газетному «хлёсткими», особенно в полемических статьях и памфлетах. Вот наиболее характерные из них: «Тигры и шакалы», «Шантажисты», «Неизлечимые», «Стыдливые и бесстыжие», «Не увильнете!», «Маски долой!»...

Cтарейший известинец, знаменитый художник-карикатурист, Борис Ефимов рассказывал: «Для нас, молодых журналистов, Стеклов был непререкаемым авторитетом. Характер у него был трудный, высказывался он порой очень резко. Попасть к нему  было непросто. Но если удавалось побывать у него в кабинете, то можно было услышать интереснейшие рассказы с историческими аналогиями, характеристиками политических деятелей, случаями из своей дореволюционной эмигрантской жизни. Карикатуры на политические темы появлялись в газете почти ежедневно. Но «пробивать» их через Юрия Михайловича было нелегко. Когда я показывал ему наброски, он обычно говорил на ходу: «Что-то мне не нравится. Попробуйте еще разок». Понять, что именно не понравилось редактору, было трудно. Ему вообще всегда что-то не нравилось...».

Наряду с этим Ю.Стеклов был внимательным и глубоко человечным старшим товарищем. Как вспоминал ветеран «Известий» И.Скоробогатов: «... К моменту объявления нэпа работники редакции изголодались, исхолодались и до крайности обносились. И вот Юрий Михайлович добился у ВЦИК разрешения выдать сотрудникам аванс в размере годового оклада с постепенным погашением в течение нескольких лет. Такой аванс был буквально манной небесной. Главное, у всех поднялся дух...».

Однако 23 июня 1925 года Стеклов был освобожден Президиумом ЦИК от обязанностей редактора «Известий». Его уход из газеты был отражением начавшейся борьбы Сталина со старой партийной интеллигенцией.  К вождю Юрий Михайлович относился самым презрительным образом: он обычно называл его «невежественным грузином».

«Невежественный грузин» дорого обошелся Стеклову. В ноябре 1935 года его сняли с поста зампреда Ученого комитета при ЦИК и никакого нового назначения он не получил. Оставшись не у дел, Стеклов занялся сугубо литературной деятельностью - писал статьи о революционном движении. Известно, что из двухтомника Ю.Стеклова «Н.Г.Чернышевский. Его жизнь и деятельность», изданного в 1928 году, В. Набоков черпал нужные ему отзывы современников о русском революционном демократе для своего романа «Дар». Перу Стеклова принадлежит  ряд и других монографий по истории русской и западноевропейской социалистической мысли:  «Михаил Александрович Бакунин», «Борцы за социализм», «Огюст Бланки», «Жизнь и деятельность Добролюбова».

Но жизнь на «вольных хлебах», как, впрочем, и на воле вообще, продолжалась недолго. В 1937 арестовали  сына Стеклова Владимира - ответственного работника «Главэнерго», а   3 февраля 1938 года в гостиницу «Националь», где Юрий Михайлович  жил с женой после выселения из кремлевской квартиры, сотрудники НКВД пришли и за ним. При обыске у него изъяли ряд рукописей, в том числе рукопись статьи «Первый интернационал», переписку, уникальную коллекцию марок, пистолет, хранение которого и явилось формальным основанием для ареста.

В  бывшем Центральном партархиве (ныне Российский государственный архив социально-политической истории)   хранится персональное дело члена ВКП (б) Ю.М. Стеклова, в котором частично отложились и материалы его следственного дела.

Допрашивал Стеклова уполномоченный 1-го отделения 4-го отдела Главного управления госбезопасности НКВД старший лейтенант госбезопасности Г.Шарок, тот самый, чью фамилию использовал (правда, художественно «дописав» биографию) в трилогии «Дети Арбата» Анатолий Рыбаков, знавший его по собственному следственному делу. В числе обвинений, предъявленных Стеклову, была контрреволюционная деятельность... в 1908 году (!), которая, по мнению следствия, состояла в том, что именно тогда  его вызволил из петербургских Крестов председатель комиссии по обороне Третьей Госдумы «октябрист» Александр Иванович Гучков, впоследствии военный министр Временного правительства. Обвиняли Стеклова также в выступлениях против методов коллективизации, отрицании ряда хозяйственных достижений и других «грехах». Обвинений Стеклов не признал. 23 апреля 1938 года постановлением Особого Совещания при НКВД СССР его приговорили к 8 годам исправительно-трудовых лагерей. Было тогда Юрию Михайловичу 65 лет... 

Одним из последних, кто видел Стеклова в тюрьме, был будущий московский журналист Борис Лесняк, который студентом 3-го курса мединститута был арестован по лживому обвинению и в один день с ним был осужден на 8 лет лагерей. В своих воспоминаниях он писал:  «Двадцать третье апреля 1938 года. Камера Бутырской тюрьмы. Почти все крохотное помещение заполняет огромная фигура -  старик в темной тужурке. На голове - картуз. Серая патриаршая борода. Холодный безразличный взгляд широко открытых выцветших глаз. Входит старший лейтенант, начинает читать: «Стеклов Юрий Михайлович, тысяча восемьсот семьдесят третьего года рождения, постановлением Особого Совещания при НКВД от такого-то числа, месяца, года за контрреволюционную деятельность (КРД) приговаривается к восьми годам исправительно-трудовых лагерей с отбытием наказания в Карагандинских лагерях...».

Но отправили Стеклова не в Карагандинские лагеря, а в Орловский централ. Выяснилось, что в деле отсутствует обвинительное заключение, и 27 декабря 1939 года, по указанию начальника Следственной части НКВД Льва Влодзимирского, его этапируют в Москву и помещают во внутреннюю тюрьму Лубянки для «доследования»  В персональном партийном деле Стеклова имеется письмо, адресованное им Сталину :   «Иосиф Виссарионович!  Вы-то хорошо знаете, что всей своей жизнью я заслужил другого обращения. Мне осталось жить недолго, неужели я обречен на то, чтобы испустить дух в темнице, в ужасных условиях заточения, и за что?  Я страдаю уже четыре года. Семья разрушена. Чудный сын, ярый партиец, обесчещен и томится в колымской ссылке. Жене угрожает смерть от болезни и моральных потрясений. Неужели и при советской власти погибнет революционная семья, в которой я и моя жена отдали партии почти полвека, в которой сын начал работать с 12 лет. Этого не может и не должно быть. Отпустите меня, я закончу книги о Бакунине, Чернышевском и не буду заниматься политикой.

Заключенный камеры №33 Стеклов Ю.  22 мая 1941 года».

 Допросы продолжались и в июне, и в июле, когда шла война. В августе, в связи с приближением к столице линии фронта, тюрьмы начали «разгружать», и Стеклова отправили в знаменитую саратовскую тюрьму № 1.  15 сентября 1941 года Стеклов скончался от воспаления лёгких в тюремной больнице.  

Существует версия, что Юрий Михайлович был еще жив в 1943 году и будто бы умирал он на тюремной койке в одной палате с академиком Николаем Вавиловым. Это нашло отражение в ряде книг о великом биологе и шестисерийном фильме «Николай Вавилов», вышедшем в 1990 году. Все это - не более чем одна из многочисленных «лагерных» баек сталинского времени.

Реабилитировали Стеклова в июне 1956 года. Однако и после этого некоторые партийные историки продолжали его посмертно критиковать, выискивать у него всевозможные «ошибки». И не случайно, после выхода в 1965 году сборника статей Стеклова, именно его наряду с Федором Раскольниковым печально известный зав. отделом науки ЦК КПСС Сергей Трапезников назвал «реабилитированным зря». Редактировавшийся Александром Твардовским «Новый мир» (который, кстати, создал в 1925 году Стеклов) явно в пику Трапезникову тогда поместил положительную рецензию на этот сборник. Тень «невежественного грузина» как будто преследовала видного публициста эпохи революции и 20-х годов Юрия Михайловича Стеклова. Один из авторов первой советской Конституции 1918 года, отдавший всего себя делу революции, пал жертвой в борьбе роковой. Но остался в памяти тех, кто любит и сегодня самую, пожалуй,  читаемую газету России - «Известия»   и  её адаптированный  к нашей действительности  вариант - «Известия в Украине».

5
Рейтинг: 5 (1 голос)

Календарь событий

Новое в блогах

Рейтинг блогов

Рейтинг публикаций

Новые пользователи

Copyright © 2008 Я Одессит
При использовании материалов сайта ссылка на сайт обязательна
Разработка и поддержка — ТвойАдмин
  Одесса на Гудзоне Яндекс цитирования Обменный баннер Всемирного клуба одесситов 88 х 31