Новости  Одесские дела  Знаменитые одесситы  Какие мы евреи...  Галерея  Ссылки 


Вход для пользователей

|

Популярные фото


старая Одесса

Автор: Андрей Валерьевич Прядко
Дата снимка: 00.10.2009
Комментарии

назад в прошлое

Автор: Selyna
Комментарии

ЛЕГЕНДЫ РАССВЕТА

Автор: Андрей Валерьевич Прядко
Дата снимка: 17.07.2009
Комментарии

Ободзинский Валерий Владимирович

24 января 1942 года в Одессе родился Валерий Ободзинский - известный артист эстрады, певец, исполнитель популярных романсов, человек, чье имя когда-то знал весь Советский Союз. Песни «Эти глаза напротив», «Ребята 70-й широты», «В каждой строчке только точки» в исполнении Валерия Ободзинского были необычайно популярны в народе. Он мог спеть только «Эти глаза напротив» и остаться навечно в памяти. Но он подарил нам целое созвездие песен, которые сейчас, спустя три десятилетия со времени, когда его пластинками заслушивалась вся страна, пытаются перепеть нынешние кумиры, хором и в одиночку, используя свою популярность и все достижения техники. И, тем не менее, и близко не приближаясь к оригиналу. Таким изумительным по красоте звучания голосом одарила природа этого певца. В семидесятые годы песни в исполнении Валерия Ободзинского звучали из всех окон, на всех дискотеках. Его называли любимцем всех советских женщин. Быстрый взлет, и столь же стремительное забвение на долгие годы...

Валерий Ободзинский появился на свет на ул. Петра Великого (ныне - Дворянская) в коммунальной квартире, в доме, где находилась консерватория. По утрам за окном была слышна музыка, звуки фортепиано. Шла война, и когда Валера немного подрос, мать ушла в Красную Армию воевать с фашистами. Отец был призван ещё раньше. Маленького Валеру воспитывала его бабушка Домна Кузьминична, которая работала дворником. Валера безумно любил бабушку, всегда называл на «вы», и обращался к ней «мама». В голодное и нелегкое послевоенное время Ободзинский жил на знаменитой Малой Арнаутской, что значило вдвойне быть одесситом. В школе он учился неважно, но всё-таки её закончил. Сам про себя он говорил: «Воспитание и образование у меня - уличное». Тогда у всех мальчишек были клички. «Цуна» - так звали Валеру его дружки. Позже, вспоминая, он говорил о них с нежностью. Его удивлял и восхищал тонкий юмор одесских пацанов. Он говорил, что эти ребята, не имея никакого образования, могли рассказывать так, что их можно было слушать часами. Такими же умелыми рассказчиками с неподражаемым чувством юмора были и его родители. Особенно отец, который всегда был душой компании.

Валера пел с самого детства. Он пел везде - на одесских пляжах, в парадных, в кафе «Грот». В семье Валерия была скромная, но хорошая библиотека. Он читал Толстого, Чехова, Аверченко, Гаршина, Короленко... И, возможно, поэтому в его «пляжном» репертуаре не было блатных одесских песен, даже «Мясоедовской», и к нему не прилипали ни интонации обитателей Привоза, ни специфические обороты одесской речи.

Он пел «Аве Марию», итальянские песни. Надо было зарабатывать на жизнь, и он устроился кочегаром на старое судно, приписанное к Одесскому порту - кормильцу многих одесситов из бедных семей. В музыкальное училище его не приняли: сработала «мина замедленного действия». В то время при поступлении на учебу или на работу заполнялась анкета, в которой одним из пунктов был вопрос: «находились ли вы или ваши родственники в плену или на оккупированной территории». У Валерия, конечно, при поступлении не было ни денег, ни протеже. И тогда фактор «оккупированной территории» стал решающим... Вскоре он принимает решение уехать из теплой Одессы в далекий сибирский город Томск, где учился в музучилище, а после его окончания работал в местной филармонии.

Ободзинский обладал абсолютным музыкальным слухом, и всегда слышал малейшую фальшь. Абсолютно новые песни запоминал с одного раза, просто взяв в руки текст. Он и ноты узнал только в процессе работы, хотя они ему и не очень-то были нужны. Он все делал по слуху. В юности самоучкой освоил контрабас, а под него и запел. Впервые Валерий вышел на сцену артистом молодежной театральной студии одесского Дома культуры медицинских работников.

Валерий - певец-самоучка. О себе он говорил, что сделал себя сам, слушая зарубежных исполнителей и собирая самое лучшее: какой-то штрих от одного, что-то от другого. Так он искал себя, свою творческую индивидуальность. Ещё он говорил, что гениями не рождаются. О своем творческом пути отзывался так: «Я из простой семьи, и помогать мне было некому, я сам шёл к цели».

Этот путь был не из лёгких, но благодаря врождённому чувству юмора, страстному желанию и бесконечной любви к песне, он добился того, чего хотел. В свои юные годы, прежде чем полностью посвятить себя искусству, Ободзинский работал в артели, делая замочки для мебели, «тянул» пружины на матрасах. Он с юмором рассказывал о тех временах: «У меня был интересный, сложный процесс». Началом его профессиональной карьеры стала работа контрабасистом в эстрадном ансамбле на курсирующем по Крымско-Кавказской линии теплоходе «Адмирал Нахимов» (том самом), куда его взяли сразу после первого прослушивания. Тогда у артистов было принято «числиться» при какой-либо областной филармонии. И Ободзинский «числился» при Донецкой, затем Новгородской, Костромской, Черниговской филармониях.

В 1961 году Валерий встретил свою первую настоящую любовь. Девушку звали Неля. Когда она стала его женой, Ободзинскому было только девятнадцать. И он еще не был знаменитым. У них родились две дочки: Анжелика и Валерия, которых он очень любил, посвящал им песни. 1964 год ознаменовался началом работы артиста в оркестре Олега Лундстрема. Известность и народная любовь пришли к нему именно в эти годы, и Ободзинский по праву считал себя выходцем из этого знаменитого оркестра. Первая песня - «Луна на солнечном берегу»- родилась на гастролях в Болгарии и сразу стала популярной.

Затем начали появляться шлягеры, один за другим. В сотрудничестве с Давидом Тухмановым родилась знаменитая «Восточная песня», которая также сразу стала очень популярной и продолжает пользоваться признанием и по сей день. После песни «Я у моря рожден» Ободзинского стали считать певцом моря. Вот, наверное, с этого момента и начался стремительный, но такой короткий взлет великого певца Валерия Ободзинского. Громкий, чистый, волнующий голос молодого певца заметили, и предложения о выступлениях посыпались как из рога изобилия. Через три года он покинул оркестр, создал свой коллектив «Верные друзья», и с ним отправился в первые сольные концерты по Уралу и Сибири. Успех был ошеломляющим. Страна узнала Ободзинского. Пожалуй, нет такого города, где бы он не был с концертом за всю свою творческую деятельность.

Валерий не был похож на певцов своего времени. Власти не одобряли его манеру исполнения, выбор репертуара. Говорили, что он поёт не по-советски. Считали его слащавым, несерьёзным певцом, поэтому не допускали на телевидение. Но народная любовь свидетельствовала об обратном. Каждый концерт - аншлаг. Ободзинский работал на износ, был очень жёстким в работе, требовательным к себе и к другим. Он давал по 6 -7 концертов в день, часто на разных площадках, а однажды, отработав 10 концертов, он был близок к нервному и физическому истощению.

Валерий шёл впереди своего времени. Позже он говорил, что возраст для певца не имеет значение, главное идти в ногу со временем, не отставать. Ещё он говорил, что нет «глупой» публики, всё зависит от исполнителя. Благодаря неустанному поиску, он нашёл свою творческую индивидуальность, неповторимость.

Каждый год на белые ночи Ободзинский приезжал в Ленинград и работал на самых престижных площадках города. Билеты на его концерт невозможно было достать. Зимой, обычно в январе, феврале, в Москве, в Театре эстрады, проходили его концерты с новой программой, специально приуроченные ко дню рождения певца. А летом ежегодно, как традиция, были концерты в Одессе. Сюда он приезжал вместе с семьей. Вечерами работал, а днём отдыхал с близкими ему людьми на море. Из «Летнего театра», что в парке Шевченко, родственники, друзья детства, просто поклонники после концерта сопровождали своего кумира до гостиницы. Шли пешком, как свита, из 50-60-ти человек. Несмотря на всенародную любовь, певец долго не мог получить никакого звания. Заслуженным артистом Марийской АССР он стал после двухмесячной бесплатной работы - турне по республике. Он выступал в деревнях, сёлах, колхозах, совхозах, на фермах, на свинофермах, и даже в коровниках.

Он пел то, что чувствовал, что мог выразить своим необычайно романтичным голосом. «Анжела, ты одна мне на свете дана», «Льет ли теплый дождь, падает ли снег...», «Идут дожди, метут снега, ты так близка и далека...», «Три месяца зима, три месяца осень и вечная весна...». Его концерты в любом уголке страны проходили только при аншлагах, в проходах стояли впущенные по входным билетам, которых было не достать. А по популярности в то время с ним мог соперничать разве что Магомаев.

Он ненавидел тусовку, презирал лицемерные отношения. Никогда не хвастался своим одесским происхождением, даже в то время, когда оно стало модным (например, Борис Сичкин - тот самый, который «Буба из Одессы, здрасьте!» - вообще-то родился в Киеве, но всем внушал, что именно в Одессе, и всю концертную программу строил на одесских анекдотах). Валерий Ободзинский, судя по всему, просто не умел «устраиваться»: приспосабливаться, дружить с нужными людьми. Зато у него был голос. Настоящий. Ободзинский один из первых в Советском Союзе спел репертуар Элвиса Пресли, Тома Джонса, Энгельберта Хампердинка. С бригадой музыкантов он колесил по стране. Пел, сколько просили зрители. Без микрофона.

Первая пластинка Ободзинского вышла в конце 60-х годов тиражом 13 миллионов. И тут же стала раритетом. Государство на ней заработало порядка тридцати миллионов полновесных советских рублей, авторский же гонорар певца составил 150 рублей. Тогда же в Советский Союз стали приезжать первые эстрадные певцы из заграницы, конечно, из стран народной демократии - Д.Марьянович, Л.Иванова, К.Готт, Р.Караклаич, Э.Димитров. И все они, слушая, как поет Валерий, были едины во мнении: второго такого сочного и своеобразного голоса в Европе нет. Хотя... С ростом популярности его все чаще критиковали в официальных изданиях. Не нравилось, что он поет о любви, а еще ведет себя на сцене слишком уж раскованно. В 1971 году концерт Ободзинского посетил министр культуры РСФСР Попов. Его возмущению не было предела: «И это называется советский певец! Я такого западничества не потерплю!». Тут же соответствующим инстанциям было дано распоряжение запретить концерты Ободзинского в пределах Российской Федерации. Длился этот запрет около года. Но и затем начальник горуправления культуры Москвы, узнав, что в Театре эстрады в течение месяца будет выступать Ободзинский, позвонил директору и потребовал сократить концерты до недели. «Столько концертов у нас даже Райкин не дает! - гремел в трубке голос разгневанного чиновника. - А тут какой-то Ободзинский с пошлым репертуаром!». Негативно относилась к певцу и министр культуры СССР Екатерина Фурцева, которая «вдруг» обнаружила, что Апрелевский завод грампластинок работает практически на одного Ободзинского. А она о таком артисте и не знала. Ободзинский перешел на положение опального певца - не соответствовал он «величию эпохи». Ну разве с такими песнями БАМ строить! Репертуар признали «легковесным», а манеру исполнения - «дешевой».

Поддержал его только Никита Богословский небольшой заметкой в центральной газете. Слово такого авторитета стало почти реабилитацией. Ободзинскому позволили петь, тщательно отслеживая репертуар. Только после того, как ввел в программу народные песни и патриотику, он удостоился скупой похвалы в «Советской культуре» в 1974 году: «Артист явно пересмотрел свои творческие позиции. В программу было включено небольшое попурри из недавних шлягеров. И нужно сказать, что оно прозвучало на фоне новых работ довольно бесцветно. Ясно, что «Эти глаза напротив» отошли в прошлое...». На большее Ободзинскому рассчитывать было невозможно.

На телевидении его вырезали нещадно. На просмотре одного из новогодних «Огоньков» тогдашний председатель Гостелерадио Лапин просто закричал: «Уберите этого отсюда!». Удивительно, но то поколение, молодость которого совпала с песнями Ободзинского, практически не знало, как он выглядит. Только его голос. Лишь однажды в 1977 году ему позволили в «Огоньке» спеть «Вечную весну». Больше на телеэкране он не появился ни разу. Из всего теленаследия Ободзинского есть только несколько песен на Волгоградском телевидении, да запись ЦТ 1968 года ко Дню милиции.

Он был бешено популярен и унижен до невозможности постоянными просьбами о концертах, записях, которые ему позволяли как милостыню, после того как он мучительно ломал себя, подстраиваясь под эпоху. В конце жизни Валерий Владимирович пережил кризис, творческий апокалипсис. В этот период он вообще не пел. Его перестали интересовать слава, деньги, песни. Невероятно, но он потерял все, кроме своего удивительного голоса, заворожившего раз и навсегда слушателей. Небольшая передача на Всесоюзном радио о забытых кумирах в 1992 году вызвала шквал звонков и писем в редакцию. Как писала одна женщина, услышав Ободзинского, она бросилась с криком к мужу: «Иди, послушай, он жив!».

В сентябре 1994 года в престижном концертном зале «Россия» состоялось первое (после семилетнего перерыва) выступление Ободзинского. Как всегда, был аншлаг. Он почти не волновался - во всяком случае, внешне этого не выказывал. Вышел и запел так, как будто никакого перерыва не было. После первой же песни зал взорвался аплодисментами. И процесс, как говорится, пошел. Посыпались всякие предложения. Но он далеко не на все соглашался. Например, ни за какие деньги не пел в ночных клубах. И даже слышать не хотел ни о каких поездках в Америку или в круиз вокруг Европы. Даже когда ему предложили за 500 долларов спеть всего две песни, отказался.

В последние годы жизни Ободзинский возобновил гастрольную деятельность, дал несколько концертов в разных городах России. Причём пел так же, как когда-то в юности. Начал работать над репертуаром Вертинского, спев его песни в своей манере, без подражания. Казалось, жизнь давала ему еще шанс. Не судьба... В своем послед-нем выступлении по телевидению в программе «Золотой шлягер» Валерий Владимирович сказал: «Очень часто меня спрашивают: почему вы так надолго исчезли? Творческая жизнь складывалась по-разному. Был момент, когда я достиг своего потолка. И понял: дальше не пустят. Надоело унижаться перед всеми: перед работниками телевидения, радио, которые с подачи сильных мира сего резали мои записи. Чиновники от культуры заявляли, что я пою не по-советски...».

В один из весенних дней 1997 года Ободзинскому стало плохо: он страдал сахарным диабетом и на волне жизненных потрясений, мягко говоря, не всегда соблюдал диету. Вызванная «скорая» увезла его в больницу. На следующий день, 26 апреля, его не стало. Ему едва исполнилось 55 лет. Похоронен Валерий Владимирович на Кунцевском кладбище в Москве. Проститься с ним пришли друзья - И.Кобзон, Л.Лещенко, А.Асадулин - и ещё сотни людей. Когда Ободзинского отпевали, священник сказал: «Умереть так, как он, мечтает каждый священнослужитель - он умер под Пасху. А это значит, что с него сняты все грехи».

24 января 2002 года в честь его 60-летия прошел большой юбилейный концерт. Его «звезда» - на аллее Славы. А песни его звучат до сих пор.

Наверное, самому певцу это уже не нужно. Это нужно нам, тем, кто хоть раз слышал этот чарующий голос. Однажды он сказал: «От того, что слушает и какую музыку любит человек, можно узнать о нем очень многое. Слушайте ту музыку, которая доступна вашим сердцу, уму и вашей душе».

5
Рейтинг: 5 (4 голоса)

Календарь событий

Новое в блогах

Рейтинг блогов

Рейтинг публикаций

Новые пользователи

Copyright © 2008 Я Одессит
При использовании материалов сайта ссылка на сайт обязательна
Разработка и поддержка — ТвойАдмин
  Одесса на Гудзоне Яндекс цитирования Обменный баннер Всемирного клуба одесситов 88 х 31