Новости  Одесские дела  Знаменитые одесситы  Какие мы евреи...  Галерея  Ссылки 


Вход для пользователей

|

Популярные фото


старая Одесса

Автор: Андрей Валерьевич Прядко
Дата снимка: 00.10.2009
Комментарии

ЛЕГЕНДЫ РАССВЕТА

Автор: Андрей Валерьевич Прядко
Дата снимка: 17.07.2009
Комментарии

назад в прошлое

Автор: Selyna
Комментарии

Щеголев Александр Петрович

Что мы знаем о Крымской войне? Многие из нас представляют ее чем то вроде битвы на Чудском озере или Боронского сражения. На самом деле, огромный опыт русской армии принесли жестокие баталии той войны. Свидетельства современников являются, ярким, неоспоримым документальным подтверждением героизма и бесстрашия наших воинов. Крымская война - эпоха, послужившая укреплению славы славянского оружия.

Говорят, что один человек не может вершить историю, но это не про нашего героя. Его подвиг, изменил историю не только Одессы, но и всего нашего Отечества. Александр Петрович Щеголев, родился 18 декабря 1832 года. После окончания, в 1852 году петербургского Константиновского училища, был направлен на юг России. Назревал конфликт. Разведка донесла, что, к Одессе направилась объединенная англо-французская эскадра паровых военных кораблей. План был прост: после бомбардировки Одессы высадить на берег десант и занять город, дабы создать плацдарм для сухопутной операции против Севастополя. В начале 1854 года, для защиты города, Щеголев поступил в распоряжение барона Остен-Сакена, командира одесских войск.

27 марта 1854 года британский военный пароход «Фюриус» подошел городу Одесса на пушечный выстрел и стал производить разведку рейда и береговых укреплений. Порт предупредил «британского парламентера» сигнальной батареей, но это не возымело действия. Отогнать от Карантинной гавани параход получилось только четырьмя пушечными залпами. Это послужило поводом для нападения на город. Союзные адмирала - Дондас (Англия) и Гамелен (Франция) передали генералу русских войск Д.Е. Остен-Сакену ультиматум: за мнимое «оскорбление парламентерского флага» выдать им все английские и французские купеческие корабли, на которые в связи с войной было наложено эмбарго, а также все русские суда, находящиеся в порту. Несмотря на то, что порт был коммерческим и город не был подготовлен к встрече со столь сильным противником, на ультиматум генерал не ответил. До войны, морская артиллерия порта составляла 20 старинных чугунных пушек на лафетах и в гарнизоне числилось около 1100 штыков и 375 сабель. Пришлось срочно готовиться к обороне побережья и усилить наблюдение за морем. Батареи из 48 пушек располагались на молах порта от дачи Ланжерона до Бульварной лестницы. В Практической гавани на Военном молу установили левофланговую батарею №6. Она состояла из четырех орудий старого образца, а состав команды был - 28 нижних чинов, из которых только четыре были кадровыми артиллеристами. Александра Щеголева назначили командиром батареи. Ему на тот момент было 22 года.

Накануне прихода флота противника, солдатами для пушек был построен редут из земли и бревен. Пушки были старыми и давно были врыты в землю - к ним привязывались маломерные суда. Щеголев приказал выкопать и очистить им жерла. По надписям на пушках стало ясно, что они времен Петра I, 1723 года. В развалившемся пакгаузе нашлись старинные ядра, подходящие к пушкам. Чтобы проверить, смогут эти пушки стрелять, выдержат ли, не было ни времени, ни пороха. Российская Империя начала Крымскую войну.

 

Практическая гавань оказалась самым слабым звеном в обороне города, противник это без труда понял. 10 апреля 1854 года двинулись на нее вражеские корабли. Впереди шли три паровых фрегата, ведя залповый огонь бортовой артиллерией по побережью. Затем подошли еще три английских фрегата и один французский. Так как в Карантинной гавани стояли суда нейтральных государств, обстрел по ней не велся. Всего подошло 28 боевых кораблей, в том числе десять паровых крейсеров. Рано утром 10 апреля на город и батареи обрушился град ядер, гранат и бомб. Артиллерия порта, устаревшая а плане орудий, до противника «не доставала». К полудню пять батарей были уничтожены. Оставалась последняя, щеголевская. Корабли противника осмелели и приблизилась к берегу. Батарея командира Александра Щеголева вступила в бой и стала вести прицельный огонь. К концу дня три пушки были уничтожены, четвертая раскалилось от постоянной стрельбы и приходилось постоянно поливать ее водой, чтоб остудить. Отважным артиллеристам удалось подбить три вражеских корабля. Шесть часов щеголевская батарея сдерживала огонь 350 орудий противника. Десант был сорван, и на следующий день англо-французский флот покинул рейд Одессы.

Очевидец, придя на место сражения после боя, писал: «Я обошел щеголевскую батарею. Она вся обожжена... внутри - зола, обгоревшие бревна, следы ударов бомб, избитые колеса и лафеты, и тела четырех пушек, лежащие на земле. Я молча снял шапку и, перекрестившись, поклонился чудному месту, на котором русский подпоручик сражался с англо-французской эскадрой».

Генерал Остен-Сакен, командующий русскими войсками послал на батарею записку: «Храброму, спокойному и распорядительному Щеголеву - Спасибо. Генерал-адъютант барон Остен-Сакен. 10.04.1854». О подвиге А. П. Щеголева и его товарищей по оружию заговорила, без преувеличения, вся Россия. Император Николай I был обрадован успеху русского оружия. Вопреки действующему положению, он в течение суток подписал два указа о производстве о повышении А. П. Щеголева из подпоручиков в поручики и из поручиков в штабс-капитаны. Кроме этого, Щеголев «всемилостивейше» был пожалован в кавалеры военного ордена Св. Георгия IV степени.

Будущий император Александр II, великий князь и наследник престола Александр Николаевич, поздравил штабс-капитана Александра Петровича Щеголева и прислал ему в дар свой Георгиевский крест «с моей груди», что , конечно, еще более повысило степень награды.

Великий князь Михаил Николаевич, главнокомандующий артиллерией, отправил Щеголеву благодарственное письмо и в подарок саблю. На ее клинке золотом выбито: «Храброму защитнику батареи № 6».

От великих князей Николая, Александра (в будущем Александра III) и Владимира Александровичей Щеголев получил в подарок серебряные штабс-капитанские эполеты.

В газетах того времени очень много писали о геройском подвиге шестой батареи. Например в «Одесских ведомостях» писали: «Великая суббота 10-го апреля останется одним из самых памятных дней в летописях Одессы. День этот избран был союзниками врагов имени Христова для грозного нападения на город христианский. Канонада с неприятельских судов началась в шесть часов утра. Рокот пушечной пальбы гремел в воздухе; ядра, бомбы, простые и картечные, гранаты и ракеты сыпались на город. Несмотря на видимую опасность, множество зрителей покрывало бульвар. На Соборной площади стоял отряд пехоты, уланов и артиллерии. Гул канонады слышен был здесь очень ясно: изредка только можно было различать отдельные выстрелы; большею же частию это был несмолкаемый треск, разрываемый ветром, и то ярко, то слабее доносившийся до слуха. Соборная площадь с примыкающими в ней улицами превратилась в военный стан. Экипажей на них нигде не было видно; верховые военные, полицейские и горожане проносились по разным направлениям; уланские пикеты мерным шагом двигались мимо домов; пешеходы поспешно шли по направлению к морю. На береговой возвышенности, откуда идет пешеходный спуск, было множество народа, следившего за действиями громадных неприятельских пароходов. Когда ветер разносил дым, впереди пароходов виднелись канонерские лодки, пускавшие ракеты. Полет ядер и бомб можно было следить, но не глазом, а слухом: за выстрелом следовал визг, который из резкого постепенно переходил в слабый и внезапно смолкал при достижении цели. Разрыв бомб в воздухе ясно был виден.

На бульваре и на пространстве от дома князя Воронцова до биржевого здания и за ним были толпы зрителей. Здесь находился и генерал Остен-Сакен с своим штабом. Отсюда видна была вся неприятельская эскадра, стоявшая в боевой линии, в виду бульвара; бомба ударила в пьедестал монумента дюка де-Ришелье и заставила зрителей отодвинуться далее на правую половину бульвара, к Бирже. Здесь было самое многолюдное стечение зрителей, у перил перед зданием и по обеим сторонам здания, здесь представлялось глазам любопытнейшее зрелище, которое попеременно наполняло душу ожиданием.

Представьте себе едва заметную точку в сравнении с окружающими ее неприятельскими силами - это оконечность Практического мола, на которой устроена батарея, состоящая из четырех 24-х фунтовых пушек. Молодой человек, двадцати одного года, прапорщик резервной № 14-го батареи 5-й артиллерийской дивизии Щеголев командует этой батареей, занимающей пространство не более площади какой-нибудь комнаты.

Девять неприятельских пароходов, из которых один 54-х пушечный и восемь большею частию 32-х пушечные, сосредоточивают все свои усилия против упомянутой батареи; к пароходам присоединяется потом линейный 84-х пушечный винтовой корабль. Взоры всех устремлены на этот пункт. Кажется, один пароход, решившись стать с ним лицом к лицу, мог бы раздробить его в прах. Триста пятьдесят орудий гремят против него беспрерывными выстрелами, то раздаваясь батальным огнем, то сливаясь в общий гул залпов. Вся батарея избита ядрами, два орудия подбиты, и что же? Герой этого незабвенного дня, имея под рукою только остальные два орудия, под перекрестными выстрелами с неприятельских судов, в продолжение шести часов, с непоколебимым спокойствием и с истинно русским самоотвержением, держит врагов в почтительном расстоянии и противоборствует силам целой эскадры.

 

Бомбы и гранаты с рейда долетали до нового базара и за католическую церковь, а с судов, стрелявших у дачи графини Ланжерон, за Михайловский монастырь. - Несколько десятков тысяч выстрелов, пущенных в город, произвели несравненно меньше вреда, нежели сколько можно было ожидать, потому что пароходы постоянно были удерживаемы в отдалении береговыми батареями. В самом городе не разрушено ни одного здания, не было ни одного пожара; ракеты падали на городские здания уже погасшими; бомбы и гранаты разрывались в весьма малом числе. Бедствия, произведенные неприятельским огнем, ограничились пробитием стен и крыш во многих домах.. Более всего пострадали от повреждений дома князя М. С. Воронцова и М.А. Нарышкиной. В числе сожженных кораблей были один английский, один австрийский и один голландский».

Его императорское величество государь цесаревич наследник написал штабс-капитану Щеголеву:

«     Любезный Щеголев!
Поздравляю тебя со славным твоим подвигом. Благодарю тебя за твою мужественную, стойко уставную заслугу; благодарю тебя от всех военно-учебных заведений, в которых отныне имя твое будет произноситься с уважением, и подвиг твой будет служить примером воинской доблести. Запечатываю еще в мой конверт два на имя твое письма, оба тебе поздравительные и оба тебе благодарственные: одно от всего Дворянского полка, другое от оставшихся еще в этом полку однолетних твоих ротных совоспитанников.

Спасибо, голубчик Щеголев; наградил тебя государь - наградит тебя и Бог.

Александр, С.- Петербург, 22 апреля 1854 года».


На что штабс-капитан Щеголев ответил:

«    ВАШЕ ИМПЕРАТОРСКОЕ ВЫСОЧЕСТВО!

Шесть лет, проведенных мною в Кадетском корпусе, я тревожим был постоянно одною мыслию, мыслию о долге. С каким нетерпением ожидал я той минуты, когда мог сказать: теперь совесть моя спокойна; я исполнил долг. И вот, наконец, наступил давно желанный час. Но что я исполнил? Только долг свой... И да оправдаются незабвенные слова: «Да не постыдимся во веки», и да будет так грудь русского крепка.

Одесса, 1854 года мая 12 дня».

Эти документы сохранены и по сей день.

К сожалению, доблестная победа Александра Петровича Щеголева и его товарищей так и осталась единственной в ряду сражений «Крымской войны» и, поэтому, подвиг шестой батареи вскоре забылся в тени плохих новостей и поражений. Щеголев в последствии принимал участие в русско-турецкой войне 1877 - 1878 годов и дослужился до генерала, отличившись в боях при Плевне. Скончался он в 1914 году в Москве, прожив долгую и интересную жизнь. По его словам, апрельские события 1854 года остались самой яркой страницей его жизни.

 

На 50-летний юбилей этих событий на Приморском бульваре был установлен памятник - старинная пушка на деревянном лафете, снятая с английского фрегата «Тигр». Скульптором Эдуарсом был воплощен в гипсе памятник Щеголеву. На Пересыпи есть улица, носящая имя первого национального героя Крымской войны и обороны Одессы. Мы, потомки должны быть благодарны Александру Петровичу за жизнь в таком неповторимом и всемирно известном городе...

...Недавно в Михайловском замке Санкт - Петербурга, прошла выставка портретов героев Крымской войны, места жестоких боев, редуты, «портреты» кораблей Черноморского флота. Автором большинства литографий является художник Василий Тимм. Они выполнены по рисункам, сделанным на месте событий, и, по сути, это фоторепортажи середины XIX века. Среди портретов известных генералов и адмиралов вряд ли посетители выставки остановили свое внимание на литографическом портрете юного, еще безусого артиллерийского офицера Александра Петровича Щеголева, грудь которого украшает орден Святого Георгия IV степени.

5
Рейтинг: 5 (4 голоса)

Календарь событий

Новое в блогах

Рейтинг блогов

Рейтинг публикаций

Новые пользователи

Copyright © 2008 Я Одессит
При использовании материалов сайта ссылка на сайт обязательна
Разработка и поддержка — ТвойАдмин
  Одесса на Гудзоне Яндекс цитирования Обменный баннер Всемирного клуба одесситов 88 х 31